Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Закон маятника: смеется тот, кто смеется последним

Как правило, принципиально новые научные идеи вступают в противоречие с догмами. В свою очередь, если какие-то явления не объясняются существующими теориями, то это заставляет данные теории пересматривать. Когда подбирается большое число необъяснимых фактов, происходит переход к идеям, порождающим новые законы и положения.

Этот процесс связан со сдвигами в психологии, образе мышления, симпатиях и антипатиях ученых, преодолении экономических противоречий, а поэтому всегда идет с трудом. В этом Наука подобна Церкви: как только представляется подходящий случай, ее адепты пытаются канонизировать устоявшиеся положения. В свою очередь, для оберегания святынь ими создаются карательные инструменты, а административная мощь системы направляется на задавливание причисляемого к «лженауке» инакомыслия. «Священная война» не обходится без использования грязных приемов и технологий. По сути дела и являющихся главным оружием «ортодоксов», не способных корректно отстаивать приоритеты не подкрепленных экспериментами теорий. Ну а применение основанных на обмане технологий свидетельствует о слабости защиты и обрекает ее предводителей пополнять ряды вошедших в историю науки мракобесов.


Подоплека

Как и в любой другой войне, здесь образуются союзы и формируются блоки. При этом живучесть догм во многом определяется тем, что их сторонники занимают доминирующее положение в иерархии научной бюрократии. Соответственно, любые преобразования, способные нарушить порядок вещей, ими воспринимаются «в штыки» и это подкрепляется всей мощью имеющихся у них ресурсов. Тем самым групповые интересы научных ретроградов и академической бюрократии оказываются переплетены. Вот они и пытаются противодействовать реформам, а для этого предпринимают действия, направленные на блокирование инициатив власти.

В частности - против реорганизации РАН и изменений в подходах к финансированию науки настраивается общественное мнение. И, чтобы пробудить симпатии населения, рисуется картина, будто бы РАН стала последним прибежищем настоящих ученых, а разрушение нынешней системы ведет к окончательной гибели российской науки. Но что нужно, чтобы привлечь волонтеров под свои знамена? Конечно же, найти или придумать общего врага. При этом резонно предположить, что противники реформ заинтересованы получить политическую и финансовую поддержку. Ну а откуда ее ждать?
Конечно же, со стороны тех политических сил, которые недовольны нынешним курсом российского правительства. Но, чтобы было мотивировано их участие, скандал должен выходить за рамки научных споров и затрагивать все общество.

Не исключено, что это и предопределило, почему объектом атаки стал именно Виктор Петрик. Бурное прошлое этого ученого, пренебрежение к формальным требованиям РАН и дружба с Борисом Грызловым, сделали из него фигуру, дискредитация которой компрометирует лидера правящей партии. В связи с чем, идея превратить этого ученого в мощный раздражитель населения не могла не встретить горячий отклик у скрытых и явных противников Путина.

Выявлением врагов занимается Комиссия по борьбе с лженаукой во главе с академиком Эдуардом Кругляковым. В комиссию также входит Евгений Александров, на протяжении многих лет, испытывающий к Петрику далеко не дружественные чувства (академик болезненно воспринял свою некомпетентность в оценке предложенной Петриком технологии производства осьмия-187). По всей видимости, этим мужам приглянулась мысль представить своего личного врага в качестве малограмотного афериста, замыслившего освоить триллионы бюджетных средств. Надо отметить, что начальная часть плана удалась: энергии первых массированных публикаций в СМИ хватило, чтобы сработал кумулятивный эффект и к пиар-кампании по шельмованию Петрика подключись энтузиасты-горлопаны.

На звуки канонады
Нельзя не упомянуть и о том, что нынешнее руководство РАН пытается делать вид, будто находится над схваткой и упорно не желает затрагивать проблемы, необходимость разрешения которых давно назрела. Об этом, в частности, свидетельствуют интервью, сделанные в последние месяцы президентом и рядом вице-президентов РАН.
Похоже на то, что академики плохо представляют, как извернуться между замахивающимися на парадигму «лжеучеными», охотниками «приватизировать» имущество РАН, «борцами за рентабельность науки» и «молодой порослью», декларирующей приверженность консервативным научным школам. А также многими другими, прямо или косвенно заинтересованными в модернизации Академии Наук. Ведь, с одной стороны, последние события подвели к тому, что ученые, затюканные Комиссией Круглякова, принялись вылезать из убежищ и с надеждой поглядывать в сторону Петрика. Ожидая, что его победа приведет к упразднению этой комиссии. С другой стороны, на пятки наступают «реформаторы», нацеленные вытеснить своих престарелых коллег. Они пишут открытые письма к Президенту, а это вызывает беспокойство. Ведь академики вовсе не спешат уходить на отдых, ибо это чревато резким падением доходов, а, следовательно, качества жизни. Вот им и приходится держать оборону на всех фронтах.

«Людоед идет к Грассу»
Закон маятника заставляет общество переживать крайности. Поэтому люди, подвергавшиеся незаслуженным гонениям, победив, нередко становятся кумирами толпы, и тогда всеобщую ненависть сменяют ликование и народная любовь. В свою очередь, о том, как меняется настроение общества, можно судить по заголовкам СМИ.

К примеру, двести лет назад Наполеон во главе небольшого отряда высадился в бухте Жуан и начал победоносный марш на Париж. По словам историка Е. Тарле, характерной чертой тогдашней «свободной» прессы стала строгая последовательность эпитетов, применявшихся к полководцу по мере его продвижения на север. «Первое известие: «Корсиканское чудовище высадилось в бухте Жуан». Второе известие: «Людоед идет к Грассу». Третье известие: «Узурпатор вошел в Гренобль». Четвертое известие: «Бонапарт занял Лион». Пятое известие: «Наполеон приближается к Фонтенебло». Шестое известие: «Его императорское величество ожидается сегодня в своем верном Париже». Вся эта литературная гамма уместилась в одних и тех же газетах, при одной и той же редакции на протяжении нескольких дней».

Россия, осень 2009 года, против академика РАЕН Виктора Петрика развязывается информационная война. СМИ запестрели заголовками: «Черная икона русских инноваций», «Ученые с большой дороги», «Шарлатан фильтрует российскую воду» и т.п. Зимой 2010 г. страсти накалились еще больше: « Лженаука всегда идет об руку с коррупцией», «Миронов: Проект «Чистая вода» - афера и профанация», «Порука шарлатанства» и т.п. Однако начиная с апреля, заголовки статей несколько смягчились - «Не ученый, а бизнесмен», «Петрик делает из академиков дураков»…. Ну а в мае так они и совсем утратили былой запал: «О пользе Петрикгейта», «Академики – марионетки. Кто Карабас?», «Петрик пройдет через очистительные фильтры» и т.п.

В тоже время, СМИ к Петрику по-прежнему настроены по большей части негативно, а их редакторы пропускают лживые и откровенно глупые заголовки. Чего стоит один только перл: «Фильтры Петрика, убивающие всё живое, прекратили продавать». Масло в костер подливают деятели, пустившие в ход любимый прием манипуляторов: «Новгородские матери просят губернатора защитить здоровье детей» и т.п. Тем не менее, владельцев изданий, похоже, отрезвили сообщения, что «Изобретатель Петрик объявил войну академикам» и «Виктор Петрик атакует российские СМИ». Видимо, перспектива выплат по судебным искам за подрыв деловой репутации и клевету улыбается далеко не всем.

Честь мундира
Станет ли тот, у кого есть достойные средства, прибегать в споре к грязным приемам и технологиям? Выходит, у академиков Круглякова и Александрова не было другого выбора, кроме как демонизировать образ Петрика, принижая значение его открытий. А для этого был сделан упор на некристальное прошлое, ему приписывались фразы, которых он не произносил, заявления, которых не делал. Последнюю точку должна была поставить специальная экспертная комиссия РАН, однако ее выводы оказались «половинчатыми» и не устроили ни одну из сторон конфликта.

Но что тогда получается? Кучка академиков, преследующих корпоративные и личные интересы, возвела на ученого хулу, тогда как СМИ на протяжении многих месяцев освещали только точку зрения клеветников. О позиции редакций можно судить хотя бы по тому, что ни одно из ведущих российских СМИ не пожелало опубликовать текст Открытого письма Петрика к президенту РАН Юрию Осипову.
В конце мая Петрик провел пресс-конференцию. Отвечая на вопросы журналистов, ученый рассказал о том, что располагает доказательствами корыстной заинтересованности академиков в дискредитации его открытий и изобретений. Более того, Петрик сделал сенсационное заявление, что текст апрельского заключения экспертной комиссии РАН писался американским журналистом Лебедевым, а Кругляков его всего-навсего скопировал. Также Петрик сообщил, что «один Кругляков в состоянии разрушить нашу науку» и дал происходящему оценку: «как профессионал, заявляю, что я отчетливо вижу следы возрастной деградации, которая именуется простыми словами — старческая деменция или старческое слабоумие».

Казалось бы, слова Петрика должны произвести эффект разорвавшейся бомбы. Ведь он, ни много ни мало, публично обвинил академиков РАН в том, что те – марионетки заокеанского кукловода. Однако журналистское сообщество на это не повелось, и редакции не спешат признавать свои ошибки. Поскольку это ложится пятном на репутацию изданий и потому срабатывает ложно понимаемая «честь мундира».

Принцип айкидо
Примечательна напоминающая айкидо стратегия, которой, судя по всему, придерживается Петрик. Как известно, в этой борьбе используется принцип управляемого контролирования. Противнику дается свобода делать то, что он хочет, но любое его движение находится под постоянным наблюдением. Агрессивная энергия нападающего сначала контролируется, а затем переводится в окружность, и это движение позволяет избегать жёсткого столкновения, сопровождая движение атакующего. В конечном итоге энергия противника направляется против него самого: чем больше усилий он прикладывает, тем более разрушителен для него конечный результат. То есть, чем больше измышлений будет опубликовано и произнесено, тем больше будет сумма выставленных авторам и изданиям судебных исков за клевету.

На востоке говорят: «Собаки лают, а караван идет». Сейчас Петрик ждет получения экспертных заключений из зарубежных исследовательских центров. В мае были выставлены исковые требования к нескольким изданиям, а в июле ожидается рассмотрение дел в судах. И это лишь самое начало. Впрочем, весьма возможно, что первые судебные решения побудят владельцев остальных СМИ поторопиться опубликовать опровержения, не дожидаясь, когда к ним будут также предъявлены материальные претензии.