Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Сытый жирному не товарищ

Ещё несколько тысяч лет назад наши предки не знали основ селекции растений и животных, не пользовались сельскохозяйственной техникой и, тем более, не торговали зерном, выращенным на разных материках. За это время технологии, а вместе с ними количество и качество урожая и легкодоступной пищи существенно выросли, а вот инстинкты, стоит отметить, остались те же.

Только в середине прошлого века, когда издержки современного образа жизни стали совсем очевидными, появились культуризм, аэробика и многочисленные лечебные диеты, предназначенные для снижения веса. В начале этого века основное внимание уделяется уже лекарственным способам воздействия на лишний вес, благо разнообразных «гормонов голода и сытости» за это время было открыто немало.

Об очередном оригинальном достижении сообщили Ричард Димарши из Университета Индианы и его коллеги:

они синтезировали вещество, обладающее одновременно свойствами глюкагона и энтероглюкагона – гормонов, в здоровом организме противостоящих друг другу.

Глюкагон образуется в клетках поджелудочной железы в стрессовых ситуациях, и его назначение и механизм действия описывается классической схемой «бей или беги»: усиливается работа сердца, кровоток через мышцы, а вместе с этим из резервов организма (гликоген печени, жировые депо) высвобождаются доступные источники энергии – глюкоза и жирные кислоты.

Энтероглюкагон, несмотря на похожее название, обладает практически противоположным действием – ведь он вырабатывается в стенке кишечника в ответ на приём пищи, и все его свойства направлены на усвоение и запасание приобретенной энергии. Во-первых, он тормозит секрецию глюкагона и стимулирует образование инсулина, способствуя запасанию энергии в упомянутых депо. Во-вторых, он усиливает расслабление дыхательных мышц, замедляя дыхание.

Впрочем, интерес ученых к этому гормону объясняется вовсе не этим: энтероглюкагон существенно подавляет чувство голода, уменьшая потребление пищи и воды.

Поскольку по своей структуре эти гормоны немного похожи друг на друга, то авторы публикации в Nature Chemical Biology и решили объединить их полезные свойства. Несколько новых искусственных пептидов не только не уступали, но иногда даже превосходили оригиналы по взаимодействию с соответствующими рецепторами, разбросанными по всему организму: от 81% до 149% по отношению к глюкагону и от 38% до 117% – к энтероглюкагону.

Лучшим из них оказался Aib2 C24 lactam 40k, который уже через 3 недели приводил к снижению массы жира у тучных мышей на 60%.

И это при том, что ученые продолжали давать им высококалорийный рацион, богатый жиром, от которого и люди-то зачастую не могут удержаться, не говоря уже о запасливых грызунах, которые ели лишь на 5–10% меньше, чем их собратья.

У экспериментального препарата есть и ещё один положительный эффект: он может оказаться неплохим средством профилактики сахарного диабета II типа. Во-первых, средний уровень инсулина у получавших лекарство мышей был несколько ниже (что несколько странно, ведь энтероглюкагон стимулирует его образование), во-вторых, эти мыши быстрее справлялись с тестом на глюкозу, понижая её концентрацию в крови после приема пищи эффективнее своих жирных собратьев, в-третьих, у них был ниже и показатель «сахара натощак», измеряемый у людей с утра. Хотя ученые и не доводили грызунов до состояния диабета, нечувствительность к инсулину, а вместе с ней и сахарный диабет у контрольной группы развилась бы быстрее.

Хотя до появления этого лекарства или его аналогов в аптеках пройдет как минимум 4–5 лет, рынок к этому моменту сформируется не только в США: уже более одного миллиарда людей по всему миру страдают от избыточного веса, а чрезмерная механизация работы вкупе с распространением компьютеров быстро довершат начатое.


Мат облегчает боль

— 14.07.09 11:33 —

ТЕКСТ: Пётр Смирнов

ФОТО: SHAKEYOURFACE.COM

Британские ученые в очередной раз подтвердили то, что и без них было прекрасно известно, – нецензурная брань существенно облегчает чувство боли. Эндрю Кингстон из Университета Киля и его коллеги провели свой эксперимент на 64 студентах (об успеваемости последних отдельно не сообщается, подразумевается, что это были добровольцы), которым предстояло продержать руку в ледяной воде как можно дольше.

Эксперимент повторяли дважды, в первом случае участникам разрешалось произносить любые бранные слова, во втором – только цензурные, причем обязательно описывающие стол.

Авторы публикации в NeuroReport показали, что брань на 40 секунд увеличивала средний показатель «успеваемости», а последующий опрос добавил и субъективных оценок – участники подтвердили, что чувствовали боль слабее.

Ученые считают, что все дело в степени агрессии, повышающей порог болевой чувствительности. Наши предки могли овладеть этой способностью, чтобы меньше отвлекаться на мелкие раздражители в моменты охоты или бегства. Свою гипотезу авторы подтверждают достоверным учащением пульса у ругавшихся студентов. Впрочем, в таком случае аналогичного эффекта можно добиться и с помощью крика.

Работает ли этот феномен при хронических болях, и какими словами нужно пользоваться, чтобы повысить эффективность при ожогах, порезах, ударах и падениях, ученым ещё предстоит выяснить.