Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Марсианам определили место проживания

Аппарат Европейского Космического Агентства Mars Espress завершил минералогическое картографирование поверхности Марса. Как сообщает официальный сайт ЕКА, на основании полученных данных стало ясно, что большие объемы открытой воды могли существовать на планете только очень давно. Приблизительно полмиллиарда лет назад вода либо ушла под поверхность Марса, либо испарилась в космос.

Картографирование велось на протяжении марсианского года (687 земных дней) при помощи инструмента OMEGA (Observatoire pour la Mineralogie, l` Eau, les Glaces ot l`Activite). Спектрометр способен работать в видимом и инфракрасном диапазонах с разрешением 100 метров. За эти 687 дней исследование охватило 90% поверхности Марса.

Анализ полученных данных показал, что геологическая история Марса подразделяется на три эры.

Ученые назвали эти эры по греческим наименованиям преобладающих в это время минералов.

Первая эра, Phyllosian, или продолжалась между 4,5 и 4,2 миллиардов лет назад. Она характеризуется образованием глинистых листовых силикатов (филлосиликатов), для чего требовалась щелочная окружающая среда, богатая водой.

После глобального изменения марсианского климата, вызванного предположительно вулканической активностью, началась новая эра - Theiikian (сульфатная эра), продолжавшаяся от 4,2 до 3,8 миллиардов лет назад. В атмосферу поступало большое количество серы. Окружающая среда стала очень кислой, а вода, вступая в соединение с серой, образовывала сульфаты.

Около 3,5 млрд. лет назад началась третья эра - Siderikan или эра окислов железа. Воды на Марсе не осталось, она сохранилась лишь в виде двух снеговых шапок на полюсах Красной планеты. Сформировались железные окиси, которые не гидратируются. Именно эти окиси ответственны за красный цвет поверхности планеты, подтвердили исследователи во главе с профессором Жан-Пьером из Института астрофизики в Орсэ (Франция).

Команда ученых также установила наиболее перспективные области для поиска следов жизни на Марсе: Terra Meridiani, Arabia Terra, Marwith Vallis, Syrtis Major и Nili Fossae.

Именно в этих местах могут располагаться глинистые породы, сохранившие отпечатки былой жизни.

Mars Express уже совершил достаточно много открытий на Марсе. Так, например, совсем недавно он обнаружил резервуары со льдом под полярными шапками Марса, а также своеобразных скрытых кратеров. Диаметр некоторых достигает 470 километров, однако только один из кратеров явно заметен невооруженным глазом.


Волосатый ящер

Даже в самых фантастических сценариях фильмов про динозавров авторы не сильно «экспериментировали» с покровами своих подопечных. Размер, цвет чешуи, шипы и гребни – всё, на что хватило фантазии с поправкой на историческую правдоподобность.

Природа, как обычно, оказалась оригинальнее – Леопольд Экхарт и его коллеги из университетов Вены, Болоньи и Падуи показали, что

в геноме ящериц содержатся гены, кодирующие структурные белки волос.

Как оказалось, у популярной среди любителей животных ящерицы Anolis carolinenis, ставшей несколько лет назад первой рептилией с расшифрованной последовательностью ДНК, есть шесть генов, кодирующих «волосяные» кератины млекопитающих. Почти наверняка есть они и у птиц, предки которых отделились от пресмыкающихся позже предков зверей.

В том, что кератины у рептилий есть, ничего удивительного нет. Именно они формируют плотные образования, подобные когтям и некоторым наружным пластинкам. Однако у анолиса учёные нашли почти «человеческие» белки. Зачем они им – пока остаётся загадкой.

Курьёзное, на первый взгляд, открытие покажется более значительным, если учесть, что покровы тела – самая специфичная характеристика каждого класса позвоночных. Достаточно вспомнить плакоидные чешуи у хрящевых и костные у костных рыб, голую «дышащую» кожу амфибий и прочную чешую, составляющую доспехи рептилий. А наиболее узко приспособленные классы типа позвоночных – птицы и млекопитающие – обзавелись, соответственно, перьями и шерстью.

Кроме того, покровы – ещё и определяющая черта. В отличие от многих других приспособлений, они, с одной стороны, ограничивают ареал обитания, а с другой – позволяют достигнуть максимального эволюционного прогресса в заданных климатических и географических условиях.

Однако когда животные научились отращивать волосы, до сих пор остается загадкой. И хотя работа Экхарта не обладает достаточной мощностью для оценки этого момента по генетическим свидетельствам, исходя из публикации в Proceedings of The National Academy of Sciences, волосы могли возникнуть несколько раньше выделения зверей в отдельный класс.

Эту гипотезу подтверждают и недавние результаты, касающиеся других, прежде считавшихся уникальными для млекопитающих черт. Во-первых, это гетеродонтия – появившиеся еще у рептилий «разные зубы», которые позволяют существенно расширить свой рацион или пойти по пути специализации, как это сделали травоядные копытные или хищники из отряда собачьих. Во-вторых – способность к использованию желтка, сохранявшаяся у зверей и через 200 миллионов лет после появления плаценты и уникального умения выкармливать детёнышей молоком.

Кажется, что последние результаты вновь подтверждают ещё одну старую гипотезу.

Она предполагает, что двигателем эволюционного изменения облика животных был отбор подходящих генов из имевшихся ещё у рептилий последовательностей ДНК. В то же время количество вновь образовавшихся генов минимально, и связаны они по большей части с развитием иммунитета.

То, что при этом млекопитающие научились гораздо эффективнее использовать возможности, заложенные ещё в геноме пресмыкающихся, Экхарт и его коллеги наглядно продемонстрировали.