Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Почему гурманы не толстеют

Люди, умеющие получать больше удовольствия, живут если не дольше, то уж точно «больше» – с точки зрения количества ярких впечатлений. А если способы, которыми это количество достигается, не идут вразрез с «учением о здоровой жизни», то можно ожидать и реального продления жизни.

Такой подход имеет отношение и к одной из самых серьезных проблем современного человечества – ожирению. Как показали Эрик Стайс и его коллеги из Университета Техаса,

ослабление системы поощрения в мозге чревато тучностью.

Люди, которые получают меньшее удовлетворение от пищи, быстрее толстеют. Вероятно, большим количеством продукта они компенсируют меньшее для них – его качество.

Притом, чтобы узнать, в какой степени система поощрения ослаблена, не нужно даже залезать в мозг. Достаточно взять любую клеточку тела, выделить из неё ДНК и посмотреть, каким вариантом гена Taq1 обладает её хозяин. Этот ген кодирует рецепторы к дофамину вида D2, и именно с их недостатком учёные связывают связь удовольствия от пищи и ожирения.

По современным представлениям, наш мозг устроен таким образом, что большинство приятных действий находят отражение в «системе поощрения» – комплексе взаимодействующих структур, «общающихся» друг с другом в основном с помощью медиатора дофамина. Например, прием пищи, большинства наркотиков, алкоголя, моральное или сексуальное удовлетворение связаны с усиленным образованием дофамина.

До недавнего времени дофамин был единственным «медиатором радости», в то время как достоверно связать его выброс с активацией определенных областей мозга не удавалось. Однако благодаря функциональной магниторезонансной томографии, регистрирующей изменения кровотока и позволяющей на экране томографа наблюдать активизацию отделов центральной нервной системы, была выявлена и сама «система поощрения», ключевую роль в которой играет дорсальная (задняя) часть полосатого тела.

В качестве главного «возбуждающего фактора» в эксперименте Стайс выбрал обычный шоколадный коктейль. В публикации в Science ученые не уточнили, что было первично – набор добровольцев или выбор коктейля, но две подобранные группы из студенток 18–22 лет и школьниц 14–18 как нельзя лучше вписались в схему эксперимента. Мужчин молочными коктейлями заманивать не стали, хотя проблема ожирения для них стоит не менее остро.

Те девушки, которые получали меньше удовольствия от коктейля (по данным объективного томографа), за последующий год набрали больше килограммов.

А если показатели томографа дополняло низкое количество D2-рецепторов к дофамину, определяемое геном Taq1A1, то риск ожиреть значительно усиливался. Конечно, индивидуальные значения сильно разнились от человека к человеку – все они питались по-разному и вели разный образ жизни, но при разбиении доброволиц по генному признаку отличия превосходно проявлялись в среднем набранном весе.

Если исходить из аксиомы, что молочный коктейль должен приносить радость всем без исключения девушкам, то для достижения удовольствия несчастливицам приходится принимать куда большую дозу. Ученые полагают, что это касается не только упомянутого напитка, а всей без исключения пищи.

Впрочем, представить себе исследование, в котором в качестве возбуждающего агента выступала бы овсянка, весьма затруднительно.

Но можно попытаться использовать это обстоятельство для борьбы с ожирением.

В современном мире большая часть пищи, которую мы потребляем, приятна на вкус и запах. Поэтому больше еды неминуемо означает больше удовольствия. Не исключено, что переход на невкусные продукты способен разрушить сцепление между дофамином и ожирением. Только вряд ли кто-то захочет совершить такой переход.


Динозавровый танцпол

Геологи Университета Юты обнаружили удивительное скопление следов динозавров, которое уже успели окрестить динозавровой дискотекой. Скопление находится на одном из пустынных участков границы между штатами Аризона и Юта, где, по всей видимости, 190 миллионов лет назад был оазис.

В то время Северная Америка входила в состав суперконтинента Пангея, большая площадь которого являлась пустыней, гораздо большей по площади, чем современная Сахара. Пустыня, в свою очередь, была испещрена большими дюнами и барханами – их надували титанические ветры, гораздо более сильные, чем современные, опять же по причине того, что все континенты были объединены в один. Жить здесь было невозможно, даже динозаврам.

Однако всё меняется, и в какой-то момент изменился и местный климат: в глубоких оврагах между дюнами появилась вода. К ней-то и устремились, судя по всему, теплолюбивые животные.

Сейчас на этом месте находится заповедник Вермильон-Клифс, в котором вода и ветер образовали из песчаника причудливые и очень красивые формы. Сегодня для того, чтобы попасть Вермильон-Клифс, надо записываться заранее: в день пускают всего несколько десятков человек, так как хрупкий песчаник, из которого состоят горы, стал разрушаться.

Вероятно, в скором времени сюда и вовсе будет не пробиться из-за наплыва туристов, интересующихся хозяевами юрского периода.

Причудливая игра ветра и воды, создавшая необычайно красивый заповедник, сыграла злую шутку со следами ящеров – их долгое время так же принимали за пещеры и углубления в почве, оставленные эрозией.

Марьори Чан, профессор геологии и геофизики из Университета Юты, впервые увидела эти следы, приехав в парк по приглашению местного рейнджера в 2005 году. Она сразу поняла, что оставлены они были совсем не эрозией: следы имели разный размер, все были оставлены в одном и том же осадочном слое породы, имели направленность и угол наклона по направлению движения, многие несли на себе характерные отпечатки пальцев рептилий. В 2006 году изучать следы динозавров Чан приехала со своим студентом, совместно с которым опубликовала статью в октябрьском номере палеонтологического журнала Palaios.

Вскоре после того, как следы были оставлены динозаврами, они были заботливо засыпаны песком медленно перемещающихся дюн.

Спустя миллионы лет отступившая пустыня вновь открыла нам отпечатки ног динозавров.

По мнению Сейлера, по форме и размеру следов можно достоверно сказать, что на водопой к оазису приходили как минимум четыре разных вида динозавров, причем среди них были как взрослые особи, так и незрелое поколение. К сожалению, конкретным видам или родам следы Сейлер приписать не смог, классифицировав их только по форме.

Сейлер разметил танцевальную площадку на десять участков, каждая площадью по 4 квадратных метра, на которых обнаружил 473 следа рептилий, в среднем 12 следов на квадратный метр. Экстраполируя данные на площадь в три тысячи квадратных метров – площадь доисторического оазиса, Сейлер уверяет, что следов здесь на самом деле тысячи и тысячи.

Динозавровая дискотека выделяется среди других мест обнаружения следов рептилий не только количеством «натоптанного» палеонтологического материала. Здесь встречаются и крайне редкие отпечатки – следы динозавровых хвостов.

В мире их всего насчитывается не более десятка, здесь же Сейлер обнаружил и детально изучил четыре подобных следа в пределах площадок, выделенных для исследования.

Еще несколько следов ждут дальнейшие исследовательские работы – окончив Университет Юты, Сейлер устроился работать в компанию «Шеврон» и вряд ли вернется к описанию гигантского «рейва» доисторических ящеров.