Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Грызун-гигант не мог разгрызть ореха

В Уругвае обнаружен окаменевший череп, принадлежавший древнему грызуну. Судя по его размерам, грызун, живший 2–4 миллиона лет назад, обладал огромными размерами, а его вес превышал тонну. Как заявляют учёные, окаменелости принадлежат самому крупному грызуну, известному науке. Самым большим из ныне живущих представителей отряда считается капибара, или водосвинка (Hydrochoerus hydrochaeris), обитающая в Южной и Центральной Америке; вес представителей этого вида достигает 60–65 кг.

Череп нового грызуна, получившего имя Josephoartigasia monesi, был обнаружен в огромном расколовшемся валуне, лежавшем у побережья Атлантического океана на юге Уругвая. Проанализировав возраст скалы, Андрес Риндеркнехт и Эрнесто Бланко, представляющие Музей естественной истории и Физический институт в Монтевидео, пришли к выводу: 53-сантиметровый череп принадлежит созданию, обитавшему в этом регионе 2–4 миллиона лет назад. Результаты исследования представлены в журнале Proceedings of the Royal Society B.

По словам биолога Инны Хоровиц из Университета Калифорнии в Лос-Анджелесе, обнаружение практически полного черепа таких размеров является чрезвычайно важной находкой, которая может стать серьезным подспорьем при изучении эволюции отряда грызунов.

В ходе изучения окаменелостей Josephoartigasia monesi Хоровиц и её коллеги обратились к останкам другого гигантского грызуна – Phoberomys pattersoni, который ранее считался рекордсменом по весу среди представителей этого отряда млекопитающих. Останки этого травоядного, жившего около 8 миллионов лет назад, были обнаружены в 2000 году в болотистой местности на севере Венесуэлы.

Проведенная исследователями в 2003 году реконструкция облика гиганта позволила узнать, что внешне Phoberomys pattersoni, обладавший длинным хвостом, который помогал ему балансировать на задних конечностях, походил на огромную морскую свинку. В длину эта «свинка» достигала 2,5 метров (без учета хвоста), а вес особей мог доходить до 700 кг, так что издали Phoberomys pattersoni напоминал не маленького
грызуна, а буйвола.

Кажется, что Josephoartigasia monesi побил рекорд своего далекого предка-тяжеловеса.

Однако пока подобное заявление можно расценивать лишь как предварительное. Дело в том, поясняет Хоровиц, что размеры двух грызунов и реконструкция их облика осуществлялись разными командами исследователей, которые использовали в каждом случае разные методики. По этой причине провести прямое сравнение размеров тела или веса грызунов не представляется возможным, подчеркнули исследователи.

В любом случае, замечают они в интервью Nature News, сравнение черепов будет явно не в пользу венесуэльского гиганта.

Впрочем, несмотря на исключительность находки, палеонтологи уже столкнулись с рядом трудностей. Так, огромный, практически полный череп животного оказался единственной находкой палеонтологов. В результате тщательного исследования участка учёным не удалось найти других окаменелостей, принадлежащих Josephoartigasia monesi.

Это значит, что эксперты, лишенные возможности оперировать, например, информацией о длине конечностей грызуна, не могли корректно оценить истинные размеры особи, используя стандартные методы реконструкции облика. Вместо этого учёные вывели математическое соотношение между размером черепа и массой тела, которому лучше всего подчиняются 13 современных видов грызунов, наиболее близких древнему гиганту J. monesi. Понятно, что речь идёт о значительной экстраполяции: самые крупные современные черепа грызунов в несколько раз меньше.

В результате вычислений J. monesi оказался «крысиным королём» весом в 1008 кг.

Добавление в уравнение данных о 6 дополнительных измерениях черепа сместило оценку до 1200 кг, а наиболее вероятный диапазон веса особей составил от 470 до 2600 кг.

Кроме анализа веса животного учёные провели исследование зубов J. monesi. Маленькие коренные зубы грызуна позволили предположить, что он принадлежал к семейству Dinomyidae (диномииды, или пакарановые), некогда процветавшей группе южноамериканских грызунов, к которой относился и венесуэльский Phoberomys pattersoni.

На сегодняшний день на Земле проживает лишь один представитель – пакарана (Dinomys branickii), проживающая в лесах бассейна реки Амазонка. Этот зверек, являющийся крайне редким животным, находящимся под угрозой исчезновения, сейчас считается вторым по величине грызуном после капибары. Более того, крайнее сходство коренных и малых коренных зубов говорит о том, что буйволоподобный J. monesi обладал несколько неразвитой челюстью и питался так же, как его современные родственники, – ограничивал диету мягкой растительностью и фруктами.

Если это предположение учёных подтвердится, учёным придется признать, что южное побережье Уругвая, сейчас признаваемое засушливой областью, миллионы лет назад было покрыто буйной растительностью. А это значит, что вымирание гигантских грызунов может быть связано с изменением климата, которое привело к исчезновению пищевых ресурсов.

Сейчас исследование огромного грызуна продолжается, в ближайших планах учёных – создать специальную биохимическую модель, которая поможет определить силу укуса J. monesi .

Вместе с тем, некоторые исследователи уверены: даже если Josephoartigasia monesi является рекордсменом, рекорду его держаться не долго.

По словам Марсело Санчеса из швейцарского Цюрихского университета, очередные гигантские находки – лишь вопрос времени.

Дело в том, замечает Санчес, что, отколовшись от Северной Америки и став 65 миллионов лет назад островом, Южная Америка стала местом обитания огромного количества разных грызунов. Как раз в это время вымерли динозавры, освободив пространство для новых животных, которые не замедлили заполнить новые экологические ниши.

Кроме того, отсутствие борьбы за выживание, которая могла бы иметь место в том случае, если бы Южная Америка не отделилась от Северной, помогла грызунам развиться в крайне многочисленный отряд. Соединились же две Америки как раз несколько миллионов лет назад, и на южный континент смогли перейти и хищники, и конкуренты за пищу, жизненное пространство, и, возможно, самое главное – инфекции, к которым животные Южной Америки готовы не были.

Впрочем, не исключено, что недолгую жизнь этому рекорду Санчес предсказывает с досады: именно он открыл прежнего рекордсмена в болотах Венесуэлы.