Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Гроза "Тигров", "Пантер" и "Фердинандов"

Самоходно-артиллерийские установки ИСУ-152 состояли на вооружении у советской армии до конца 70-х годов.

Постановление Государственного Комитета Обороны № 4043сс от 4 сентября 1943 года предписывало Опытному заводу № 100 в Челябинске совместно с техническим управлением Главного бронетанкового управления Красной армии до 1 ноября 1943-го спроектировать, изготовить и испытать артсамоход ИС-152 на базе танка ИС.

Его непосредственный предшественник - самоходная установка СУ-152 (КВ-14), базой для которой послужил танк КВ-1с. Самоходка СУ-152, принятая на вооружение 14 февраля 1943 года, находилась в серийном производстве до начала 1944-го. Всего было выпущено 670 таких машин.

Боевое крещение СУ-152 получили в боях на Курской дуге, правда, еще в весьма ограниченном количестве. Так, в войсках Центрального фронта имелось всего 25 самоходок этого типа. Тем не менее их появление оказалось неприятным сюрпризом для немцев.

БОЕПРИПАСЫ, УСТРОЙСТВО И ПРОИЗВОДСТВО

Осколочно-фугасная граната ОФ-540 массой 43,56 кг по выходе из ствола имела скорость 655 м/с и при установке взрывателя на осколочное действие наносила поражение осколками на 40 м - по фронту и на 8 м - в глубину. Бронебойно-трассирующий снаряд БР-540, вылетая из ствола со скоростью 600 м/с, пробивал на дистанции до 1500 м лобовую броню всех танков вермахта. Попав в башню, он срывал ее с погона. Но даже если броню пробить не удавалось (например целью стало штурмовое орудие «Фердинанд»), БР-540 благодаря своей большой массе (48,8 кг, для сравнения: 85-мм бронебойный снаряд имел массу 9,2 кг) гарантированно выводил боевую машину из строя - из-за поломок узлов и механизмов вследствие сотрясения и поражения экипажа за счет многочисленных внутренних отколов брони.

Неплохие результаты давал обстрел вражеской техники фугасными и бетонобойными снарядами. При использовании бетонобойного снаряда Г-530 по прямому назначению им пробивалась железобетонная стена толщиной около одного метра. Впрочем, на Курской дуге разрушать долговременные огневые точки противника новым САУ не пришлось, а вот по немецким танкам они вели огонь не раз и вполне успешно. В частности, майор Санковский на своей?СУ-152 подбил 10 танков за один день. 8 июля 1943 года полк СУ-152, участвуя в отражении вражеских атак, вывел из строя четыре «Фердинанда» 653-го дивизиона. Именно тогда красноармейцы дали тяжелому артсамоходу уважительное прозвище «Зверобой».

Разумеется, военные захотели иметь аналогичную самоходку и на базе нового тяжелого танка, тем более что КВ-1с снимали с производства.

Компоновка САУ ИС-152 (объект 241), позже получившая название ИСУ-152, принципиальными новшествами не отличалась. Броневая рубка, изготовленная из катаных листов, устанавливалась в передней части корпуса, объединяя два отделения - управления и боевое. Толщина ее лобовой брони была больше, чем у СУ-152: 60-90 мм против 60-75. Гаубица-пушка МЛ-20С калибра 152 мм монтировалась в литой раме, игравшей роль верхнего станка орудия, и защищалась литой же броневой маской, заимствованной у СУ-152.

Качающаяся часть самоходной гаубицы-пушки незначительно отличалась от полевой: были установлены откидной лоток для облегчения заряжания и щиток со спусковым механизмом, ручки маховиков подъемного и поворотного механизмов находились у наводчика слева по ходу машины, цапфы вынесены вперед для естественного уравновешивания.

Боекомплект состоял из 20 выстрелов раздельного заряжания, половина из которых - бронебойно-трассирующие снаряды БР-545 массой 48,78 кг, а вторая половина - осколочно-фугасные пушечные гранаты ОФ-545 массой 43,56 кг. При ведении огня прямой наводкой использовался телескопический прицел СТ-10, при стрельбе с закрытых позиций - панорамный прицел с независимой или полунезависимой линией прицеливания от полевой гаубицы-пушки МЛ-20. Максимальный угол возвышения орудия составлял +20о, склонения -3о. На дистанции 1000 м бронебойный снаряд пробивал 123-мм броню.

На некоторых машинах на зенитной турели командирского люка был 12,7-мм пулемет ДШК образца 1938 года.

Силовую установку и трансмиссию позаимствовали у танка ИС-2. Они включали в себя 12-цилиндровый четырехтактный бескомпрессорный дизель жидкостного охлаждения В-2ИС (В-2-10) мощностью 520 л. с. при 2000 об/мин, многодисковый главный фрикцион сухого трения (сталь по ферродо), четырехходовую восьмискоростную коробку передач с демультипликатором, двухступенчатые планетарные механизмы поворота с блокировочными фрикционами и двухступенчатые бортовые передачи с планетарным рядом.

Ходовая часть САУ применительно к одному борту состояла из шести сдвоенных литых опорных катков диаметром 550 мм и трех поддерживающих катков. Ведущие колеса заднего расположения имели два съемных зубчатых венца с 14 зубьями каждый. Направляющие колеса литые, с кривошипным механизмом натяжения гусениц. Подвеска индивидуальная торсионная. Гусеницы стальные, мелкозвенчатые, из 86 одногребневых траков каждая. Траки штампованные, шириной 650 мм и шагом 162 мм. Зацепление цевочное.

Боевая масса ИСУ-152 - 46 тонн, максимальная скорость - 35 км/ч, запас хода - 220 км. На машинах устанавливались радиостанции 10Р или 10РК и переговорное устройство ТПУ-4-бисФ.

Экипаж включал пять человек: командира, наводчика, заряжающего, замкового и механика-водителя.

Уже в начале 1944 года выпуск ИСУ-152 стал сдерживаться нехваткой орудий МЛ-20. Чтобы выйти из этого положения, на артиллерийском заводе № 9 в Свердловске наложили ствол 122-мм корпусной пушки А-19 на люльку орудия МЛ-20С и в результате получили тяжелый артсамоход ИСУ-122 (объект 242), который за счет большей начальной скорости бронебойного снаряда - 781 м/с - представлял собой даже более эффективное противотанковое средство, чем ИСУ-152. Боекомплект машины возрос до 30 выстрелов.

Со второй половины 1944 года на некоторых?ИСУ-122 устанавливалась пушка Д-25С с клиновым полуавтоматическим затвором и дульным тормозом. Эти машины получили обозначение ИСУ-122-2 (объекты 249) или ИСУ-122С. Они отличались также конструкцией противооткатных устройств, люльки и ряда других элементов, в частности новой литой маской толщиной 120-150 мм.

Прицелы пушки - телескопический ТШ-17 и панорама Герца. Удобное расположение экипажа в боевом отделении и полуавтоматика орудия способствовали повышению скорострельности до 3-4 выстр/мин по сравнению с 2 выстр/мин на танке ИС-2 и САУ ИСУ-122.

С 1944 по 1947 год было изготовлено 2790 самоходных установок ИСУ-152, 1735 - ИСУ-122 и 675 - ИСУ-122С. Таким образом, суммарный выпуск тяжелых артсамоходов - 5200 единиц - превысил число произведенных тяжелых танков ИС (4499). Следует отметить, что, как и в случае с ИС-2, к изготовлению самоходных орудий на его базе должен был подключиться Ленинградский Кировский завод. До 9 мая 1945 года там были собраны первые пять ИСУ-152, а до конца года - еще сто. В 1946 и 1947 годах ИСУ-152 выпускались только ЛКЗ.

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

С весны 1944 года тяжелые самоходно-артиллерийские полки СУ-152 перевооружались установками ИСУ-152 и ИСУ-122. Части переводили на новые штаты и всем присваивали звание гвардейских. Всего до конца войны было сформировано 56 таких полков, в каждом находилась 21 машина ИСУ-152 или ИСУ-122 (некоторые части имели и те, и другие самоходки). В марте 1945 года создается 66-я гвардейская тяжелая самоходно-артиллерийская бригада трехполкового состава (1804 человека, 65 ИСУ-122, три СУ-76).

Тяжелые самоходно-артиллерийские полки, приданные танковым и стрелковым частям и соединениям, в первую очередь использовались для поддержки идущих в атаку подразделений. Следуя в их боевых порядках, САУ уничтожали огневые точки противника и обеспечивали успешное продвижение советских войск. В этой фазе наступления САУ становились одним из основных средств отражения танковых контратак противника. В ряде случаев им приходилось выдвигаться перед нашими боевыми порядками и принимать удар на себя, обеспечивая тем самым свободу маневра поддерживаемых танков.

Так, 15 января 1945 года в Восточной Пруссии, в районе Борове советские стрелковые подразделения, вместе с которыми действовал 390-й гвардейский тяжелый самоходно-артиллерийский полк, контратаковала немецкая мотопехота с танками и самоходными орудиями. Под давлением превосходящих сил противника стрелки отошли за боевые порядки самоходчиков, встретивших врага сосредоточенным огнем. Контратака была отбита, и наступление продолжилось.

Тяжелые САУ иногда привлекались к участию в артподготовках. При этом огонь велся как прямой наводкой, так и с закрытых позиций. Например, 12 января 1945 года во время Сандомирско-Силезской операции ИСУ-152 368-го гвардейского тяжелого самоходного полка 1-го Украинского фронта в течение 107 минут вели огонь по опорному пункту и четырем артиллерийским и минометным батареям противника. Выпустив 980 снарядов, полк подавил две минометные батареи, уничтожил восемь орудий и до одного батальона солдат и офицеров врага. Интересно отметить, что дополнительные боеприпасы заранее выкладывались на огневых позициях, однако прежде всего расходовались снаряды, находившиеся в боевых машинах, иначе был бы значительно снижен темп стрельбы. Для последующего пополнения тяжелых самоходок снарядами требовалось до 40 минут, поэтому они прекращали огонь до начала атаки.

Весьма эффективно тяжелые САУ использовались в борьбе с танками противника. Так, в Берлинской операции 19 апреля 360-й гвардейский тяжелый самоходно-артиллерийский полк поддерживал наступ-ление 388-й стрелковой дивизии. Ее подразделения овладели одной из рощ восточнее Лихтенберга, где и закрепились. На другой день противник силой до одного полка пехоты при поддержке 15 танков предпринял несколько контратак. При их отражении в течение дня огнем тяжелых САУ были уничтожены 10 немецких танков и до 300 вражеских солдат и офицеров.

В боях на Земландском полуострове в ходе Восточно-Прусской операции 378-й гвардейский тяжелый самоходно-артиллерийский полк, отбивая контр-атаки противника, успешно применял построение боевого порядка веером. Это обеспечивало полку обстрел в секторе 180 градусов и более, облегчало борьбу с вражескими танками, идущими с разных направлений.

Одна из батарей ИСУ-152, построив свой боевой порядок веером на фронте протяженностью 250 м, успешно отразила 7 апреля 1945 года контратаку 30 танков противника, подбив шесть из них. Батарея потерь не понесла. Лишь две машины получили незначительные повреждения ходовой части.

ПРИ ШТУРМАХ ГОРОДОВ

На заключительном этапе Великой Отечественной войны самоходная артиллерия часто применялась при захвате крупных населенных пунктов, в том числе хорошо укрепленных. Как известно, подобные операции отличаются особой сложностью и во многом разнятся с наступательными действиями в обычных условиях. Штурмы городов почти всегда расчленялись на ряд местных боев за отдельные объекты и узлы сопротивления. Это вынуждало советское командование создавать специальные штурмовые отряды и группы, обладавшие большой самостоятельностью.

Самоходно-артиллерийские полки и бригады придавались стрелковым дивизиям и корпусам, после чего в полном составе или отдельными подразделениями сражались вместе со стрелковыми полками, используясь для усиления штурмовых отрядов и групп. Их действия поддерживали самоходно-артиллерийские батареи и отдельные установки (обычно две). САУ выполняли задачи непосредственного сопровождения пехоты и танков, отражения контратак танков и самоходных орудий противника и закрепления на занятых объектах.

Помогая пехоте, самоходки огнем прямой наводкой с места, реже с коротких остановок уничтожали вражеские огневые точки и противотанковые орудия, танки и самоходки, разрушали завалы, баррикады и дома, приспособленные для обороны, и тем самым обеспечивали продвижение войск. Для разрушения зданий иногда применялся залповый огонь, дававший весьма хорошие результаты.

В боевых порядках штурмовых групп самоходно-артиллерийские установки обычно двигались совместно с танками под прикрытием стрелковых подразделений. Если же танки отсутствовали, САУ шли вместе с пехотинцами. Выдвижение самоходок для действий впереди пехоты оказалось неоправданным, так как они при этом несли большие потери от огня противника.

В 8-й гвардейской армии 1-го Белорусского фронта в боях за польский город Познань в состав штурмовых групп 74-й гвардейской стрелковой дивизии были включены по две-три ИСУ-152 394-го гвардейского тяжелого самоходно-артиллерийского полка.

20 февраля 1945 года в боях за 8, 9 и 10-й кварталы города, непосредственно прилегавшие к южной части крепостной цитадели, штурмовая группа (стрелковый взвод, три ИСУ-152 и два танка Т-34) очищала от противника квартал № 10. Другая группа в составе стрелкового взвода, двух ИСУ-152 и трех огнеметных танков ТО-34 вела бой за 8 и 9-й кварталы. САУ в обеих группах действовали быстро и решительно. Они приближались к домам и расстреливали в упор размещенные там немецкие огневые точки, проделывали проломы в стенах зданий для прохода пехоты.

При наступлении вдоль улиц самоходки двигались, прижимаясь к стенам домов и уничтожая огневые средства противника, расположенные в зданиях на противоположной стороне. Так установки прикрывали друг друга и обеспечивали продвижение пехоты и танков. Вперед САУ шли поочередно, перекатами, по мере перемещения пехоты и танков. В результате кварталы были быстро заняты, а немцы с большими потерями отошли в цитадель.

ДВЕ МОДЕРНИЗАЦИИ

Еще в декабре 1943 года, учитывая, что в дальнейшем у врага могут появиться новые танки с более сильным бронированием, ГКО специальным постановлением предписал спроектировать и изготовить к апрелю 1944 года самоходно-артиллерийские установки с орудиями повышенной мощности:

- со 122-мм пушкой, имеющей начальную скорость 1000 м/с при массе снаряда 25 кг;

- со 130-мм пушкой, имеющей начальную скорость 900 м/с при массе снаряда 33,4 кг;

- со 152-мм пушкой, имеющей начальную скорость 880 м/с при массе снаряда 43,5 кг.

Все эти орудия пробивали броню толщиной?200 мм на дистанции 1500-2000 метров.

В ходе выполнения этого постановления были созданы и в 1944-1945 годах испытаны артсамоходы ИСУ-122-1 (объект 243) со 122-мм пушкой БЛ-9, ИСУ-122-3 (объект 251) со 122-мм пушкой С-26-1, ИСУ-130 (объект 250) со 130-мм пушкой С-26, ИСУ-152-1 (объект 246) со 152-мм пушкой БЛ-8 и ИСУ-152-2 (объект 247) со 152-мм пушкой БЛ-10.

Пушки С-26 и С-26-1 спроектировали в ЦАКБ под руководством В. Г. Грабина. При этом С-26-1 отличалась от С-26 только калибром трубы. 130-мм пушка С-26 имела баллистику и боеприпасы от морского орудия Б-13, но обладала рядом принципиальных конструктивных отличий, так как оснащалась дульным тормозом, горизонтальным клиновым затвором и др. Самоходы ИСУ-130 и ИСУ-122-1 изготовили на заводе № 100, они испытывались с 30 июня по 4 августа 1945 года. Позднее испытания продолжились, но на вооружение обе САУ приняты не были и в серию не запускались.

Пушки БЛ-8, БЛ-9 и БЛ-10 разработало ОКБ-172 (не путать с заводом № 172), все конструкторы которого являлись заключенными. Первый опытный образец БЛ-9 изготовили в мае 1944 года на заводе?№ 172, а в июне оснастили ею ИСУ-122-1. Полигонные испытания орудия проводились в сентябре 1944-го, а государственные - в мае 1945 года. На последних при стрельбе произошел разрыв ствола из-за дефектов металла. Баллистика орудий БЛ-8 и БЛ-10 калибра 152 мм существенно превышала баллистику МЛ-20. Они испытывались в 1944 году.

Самоходкам с опытными образцами пушек были свойственны те же недостатки, что и остальным САУ на шасси ИС: большой вылет ствола вперед, снижавший маневренность в узких проходах; малые углы горизонтального наведения орудия и сложность его наведения, что затрудняло стрельбу по подвижным целям; невысокая боевая скорострельность из-за относительно небольших размеров боевого отделения, большой массы выстрелов, раздельно-гильзового заряжания и наличия у ряда орудий поршневого затвора; плохая обзорность из машин; малый боекомплект и сложность его пополнения в ходе боя.

Вместе с тем хорошая противоснарядная стойкость корпуса и рубки этих САУ, достигнутая за счет мощных броневых плит, смонтированных под рациональными углами наклона, позволяла использовать самоходки на дистанции прямого выстрела и достаточно эффективно поражать любые цели.

Самоходно-артиллерийские установки ИСУ-152 находились на вооружении Советской армии до конца 70-х годов, вплоть до начала поступления в войска САУ нового поколения. При этом ИСУ-152 модернизировалась дважды. Первый раз в 1956 году, когда она получила обозначение ИСУ-152К. На крыше рубки появилась командирская башенка с прибором ТПКУ и семью смотровыми блоками ТНП; боекомплект гаубицы-пушки МЛ-20С увеличили до 30 выстрелов, что потребовало изменения расположения внутреннего оборудования боевого отделения и дополнительных боеукладок; на смену прицелу СТ-10 пришел усовершенствованный телескопический прицел ПС-10. На всех машинах смонтировали зенитный пулемет ДШКМ с боекомплектом 300 патронов.

САУ снабдили двигателем В-54К мощностью 520 л. с. с эжекционной системой охлаждения. Емкость топливных баков увеличили до 1280 л. Была усовершенствована система смазки, конструкция радиаторов стала другой. В связи с эжекционной системой охлаждения двигателя изменили и крепление наружных топливных баков. Машины оборудовали радиостанциями 10-РТ и ТПУ-47. Масса самоходки возросла до 47,2 т, однако динамические характеристики остались прежними. Запас хода возрос до 360 км.

Второй вариант модернизации имел обозначение ИСУ-152М. Машина получила доработанные агрегаты танка ИС-2М, зенитный пулемет ДШКМ с боекомплектом 250 патронов и приборы ночного видения.

В ходе капитального ремонта некоторым переделкам подвергались и самоходки ИСУ-122. Так, с 1958 года штатные радиостанции и ТПУ заменялись на радиостанции «Гранат» и ТПУ Р-120.

Помимо Советской армии ИСУ-152 и ИСУ-122 находились на вооружении Войска Польского. В составе 13 и 25-го полков самоходной артиллерии они принимали участие в завершающих боях 1945 года. Вскоре после войны ИСУ-152 поступили и в части Чехословацкой армии. В начале 60-х годов один полк армии Египта также имел на вооружении ИСУ-152.