Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Российские инженеры устарели

Столь необходимые стране кадры готовят на древнем оборудовании.

Цена инженерной ошибки очень высока: достаточно вспомнить трагедию на Саяно-Шушенской ГЭС или глобальную экологическую катастрофу, разворачивающуюся сейчас в Мексиканском заливе. Все как у классика: “Не было гвоздя — подкова упала”, и так далее, вплоть до “враг вступает в город, пленных не щадя, потому что в кузнице не было гвоздя”. “Гвоздь” вопроса для России — качество инженерного образования.

В последнее время в наше инженерное образование пошли какие-никакие средства. В 2010 году на каждого среднестатистического студента бюджет выделил вчетверо больше средств, чем в 2004-м. Двадцать лучших технических вузов получили статус исследовательских университетов, а с ним — дополнительные финансовые вливания. Последние согласования проходят новые стандарты инженерного образования. Работодатели готовят профессиональные стандарты. Но, по расчетам Минобрнауки, уже через несколько лет демографический кризис выкосит до половины нынешних 7,5 млн. студентов. Итог: падение конкурса на инженерные специальности и, как следствие, снижение качества абитуриентов, рассказал директор министерского Департамента госполитики в сфере образования Игорь Реморенко. И это еще не самое страшное.

Многие вузы учат будущих инженеров на физически и морально устаревшем оборудовании, да еще по программам, не согласованным с работодателями. Туго внедряются современные образовательные технологии. Значительная часть студентов и преподавателей не могут участвовать в научных исследованиях: нет ни заказов, ни средств на их выполнение. С производственными практиками тоже беда: работодателю они невыгодны, и он зачастую требует с вузов оплаты.

В итоге, констатируют крупнейшие потребители инженерных кадров страны — железнодорожники, хотя пока у нас “все еще готовятся неплохие инженеры, уже завтра они не будут устраивать нас. Выпускникам не хватает знаний по менеджменту и HR, заметно отстает материальная база, на которой их готовят”.

До сих пор власти пытались поднять инженерное образование, подпитывая его дополнительными бюджетными местами за счет гуманитариев. Но чтобы привлечь ребят, подчеркнул Реморенко, “нужны дополнительные стимулы и аргументы. На уровне школы — профильная подготовка, а в вузах — создание подразделений, нацеленных на работу в производственном секторе и коммерциализацию научных исследований. Но сегодня их нет, а потому студенты отгорожены от своей будущей производственной деятельности”.

Действительно, восстанавливать престиж инженерного образования надо со школы, согласились участники слушаний. Поэтому важнейшая вещь — “создать в России сеть престижнейших физико-математических президентских школ”, считает вице-спикер Совета Федерации Михаил Николаев. В обычных же школах он предложил “ввести шахматный всеобуч, особенно в младших классах, — чтобы приучал детей думать в ключе физико-математического образования”. А заодно, предложили участники слушаний, в школьных программах надо восстановить черчение как обязательный предмет, а во внешкольных — сеть технических кружков и станций юных техников.

Большая группа предложений участников слушаний связана с прямой завязкой вузов на работодателей. По мнению проректора МГТУ им. Баумана Сергея Коршунова, пора вернуться к существовавшей прежде практике обязать вузы иметь среди преподавателей не менее 5% преподавателей — сотрудников профильных НИИ и КБ; восстановить жестко оговоренный процент предоставляемых вузам НИРов и НИОКРов, включая фундаментальные исследования; а также обязать предприятия предоставлять вузам новейшее оборудование для подготовки специалистов. Кроме того, подчеркнули ректоры технических вузов, пора наконец продлить срок обучения в аспирантуре по их специальностям до 4 лет.

Важнейший вопрос — переход на болонскую систему “4+2”. Для инженерного образования, заявили участники слушаний, она не подходит. Поэтому для технических вузов необходимо сохранить специалитет. Причем де-факто здравый смысл здесь уже побеждает: “Бакалавры не имеют практической подготовки, из-за чего в Саратове, — рассказал ректор одного из технических вузов Артем Аджамов, — их не берут на работу. И местные вузы стали учить своих студентов 5 лет, формально выпуская их бакалаврами”.

Прислушаются ли власти к мнению образовательного сообщества, покажет время. Однако имеющийся опыт не дает больших оснований для оптимизма. “Аналогичные слушания, — напомнил вице-спикер Николаев, — прошли в Совете Федерации в 2004 году. И что сделано по его рекомендациям?” Единственная новость, что “в 2010 году впервые будет сокращен фонд вузовских зарплат”, сообщил Сергей Коршунов. Но никого из собравшихся она не порадовала.