Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Чума скосила женский монастырь

В то время, как герои «Трёх мушкетёров» под пулями завтракали в форте во время осады Ла-Рошели, всего в сотне миль вглубь французской территории, неподалёку от города Пуатье, разворачивалась история, в которой куда больше благородства. Послушницы монастыря Сен-Круа ни на минуту не отходили от постелей умирающих бедняков, надежды выздороветь у которых не было – их убивала чума.

И эта забота была настоящим самопожертвованием из любви к ближнему: хотя надежды не было, монахини продолжали заботиться о больных, при этом то и дело получая от них порцию Yersinia pestis – микроскопических бактерий, встреча которых с нашими клетками почти всегда заканчивалась гибелью. Благодаря работе антропологов под руководством Рафаэллы Бьянуччи из Туринского университета мы теперь можем уверенно утверждать:

многие монахини, похороненные на территории аббатства Святого Креста, умерли от чумы. От чумы погибли и многие священники, приходившие соборовать умирающих бедняков.

Бьянуччи и её коллеги проанализировали похороненные в монашеских могилах людские скелеты с помощью специального экспресс-теста на наличие маркеров Y. pestis. Очень похожие на домашний тест на беременность, это тонкие узкие полоски пластика с закреплёнными на них «окошками» из специального биологически активного материала. При контакте с молекулами-маркерами возбудителя чумы он меняет цвет.

Как рассказала Бьянуччи в интервью Discovery, заботу об умирающих организовала настоятельница бенедиктинского монастыря в Сен-Круа, которая до пострижения в монахини носила имя Шарлотта-Фландрина, была графиней Нассау и четвёртой дочерью Вильгельма I Оранского, создателя Нидерландов.

Она, возможно, слишком буквально приняла евангельский призыв раздать всё свое состояние бедным. По словам Бьянуччи, став монахиней и перебравшись на запад Франции, графиня продала почти всё своё богатство и потратила его на помощь беднякам Пуатье и его ближайших окрестностей. Монастырь кормил, одевал и лечил бедняков, которых даже допускали в монастырскую больницу.

А в 1628 году в Пуатье пришла чума – скорее всего, с солдатами, возвращавшимися с Тридцатилетней войны, продолжавшейся к тому моменту уже 10 лет.

Монахиням пришлось заботиться и об этих несчастных. Впрочем, хоронили их всё-таки за пределами монастыря, так что в могилах, раскопанных в Сен-Круа, – сплошь монахини и священники. Роль последних, скорее всего, заключалась в совершении необходимых обрядов над умирающими. Как оказалось, и отправлять больных чумой в последний путь – занятие не самое безопасное. Несколько священников уже очень скоро отправились вслед за ними.

Согласно историческим свидетельствам, работа «лазарета» в Пуатье продолжалась до 1632 года, пока генеральный викарий епархии Жан Фийо не приказал монахиням покинуть обитель и затвориться в убежище на берегу Бискайского залива. Осада Ла-Рошели к тому моменту уже закончилась.

Для археологов результаты этой работы, которую Бьянуччи обещает опубликовать в мартовском номере Journal of Archaeological Science, важны не только для того, чтобы рассказать очередную историю о человеческих доброте и самопожертвовании, но и с методологической точки зрения.

Учёным впервые удалось применить «экспресс-тест на чуму» для анализа древних человеческих костей.

Прежде чтобы выяснить, что обладателя того или иного скелета сгубила чума, учёным приходилось брать кости в лабораторию и тщательно обследовать образцы, изучая структуру повреждений кости. Применение биомаркеров позволяет проводить анализы непосредственно на раскопках. И как показало сравнение истории, восстановленной новыми «полевыми» методами с историческими свидетельствами и лабораторными исследованиями, результаты получаются очень надёжные.

Теперь учёные планируют применять экспресс-тесты на раскопках по всей Европе – и во Франции, и в Италии, и в других странах, пострадавших от чумы. По словам Бьянуччи, эта работа уже ведётся.