Динозавры и история жизни на Земле

Поиск по сайту



Статистика




Яндекс.Метрика




Динозавры в Благовещенске

Редкий день проходит без какой-либо встречи в прессе со словом динозавр(ы), а на экране – с их изображением. Обнаруженная учеными косточка любого вида – нередко шок, меняющий наше представление об эволюции. Большие находки – в числе самых важных событий года. И в научные итоги минувшего 2007-го наравне с клонированием стволовых клеток и взрывом сверхновой включен скелет огромного птицеподобного динозавра. Его нашли японцы в Монголии.

А «чуть-чуть» выше по карте мира – в российском городе Благовещенске – теперь вам покажут, как выглядели... мозг и глаз динозавра! Впрочем, все по порядку.

Мало кто из поклонников «Парка юрского периода» знает, что скромный амурский город – один из центров динозавроведения. А начиналось все в 1948 году, когда подросток Ваня Бастрыкин принес в краеведческий музей странную кость, и сотрудники не смогли сказать пионеру, кому же она принадлежала. Тогда в Москву в Академию наук полетело письмо с описанием находки и даже, вероятно, с фотографией.

Итогом переписки стала через несколько лет экспедиция на Амур известного ученого профессора Анатолия Рождественского, который прежде вместе с самим Иваном Антоновичем Ефремовым, палеонтологом и писателем-фантастом, путешествовал по Монголии. И знал, кто такие динозавры.

Тридцать лет ученые спорили, водились ли древние ящеры в этих местах или же косточки принесло сюда Амуром с его верховий. Решился спор лишь после того, как Благовещенск восстановили в правах областного центра и к 1980 году создали здесь Амурский комплексный научно-исследовательский институт Дальневосточного отделения АН СССР. Куда приехал работать молодой палеонтолог Юрий Леонидович Болотский.

Приехал специально «за динозаврами». Поскольку вырос в Курской области, с детства бывал в карьерах Курской магнитной аномалии, где «водились» остатки древних организмов. Однажды студент Ярославского педагогического института прочитал статью про древних амурских ящеров... Короче говоря, Болотский и доказал, что эти зверушки здесь обитали. Доказательством стал не просто набор костей, а наличие сочлененных частей скелетов. Кстати, на других раскопах в нашей стране подобного пока не встречалось.

В середине 1980-х раскопки переместились в район села Кундур Архаринского района на границе Амурской области, где строили дорогу Москва – Владивосток. Здесь и сбылась мечта жизни Юрия Болотского (уже кандидата геолого-минералогических наук) – обнаружился практически целый скелет динозавра, впервые в России. Автор находки – сын и помощник Болотского Иван: именно ему повезло, уже в 1999-м, наткнуться на самую последнюю хвостовую косточку!

Скелет принадлежал растительноядному ящеру – настолько огромному, что его откапывали целых три года! Одна только голова – 110 сантиметров. От известных прежде его отличала длинная, в 18 позвонков (обычно 12 – 15), шея. Вот почему ящер получил видовое название Olorotitan arharensis (от латинского oloros – «лебедь», titanum – «великан»). А нарекли «олоротитанчика», жившего в одном из огромных стад своих сородичей более 65 миллионов лет назад, Ваней.

Между тем лаборатория Юрия Болотского располагалась в отгороженном кусочке актового зала Амурского научного центра ДВО РАН. Там мы и встретились пять лет назад: полутораметровая кость (вылитая – только увеличенная – голень гигантской, извините, курицы) на большом столе, бессчетно костей и книг вокруг. Юрий Леонидович говорил, в частности, как он благодарен Спилбергу за научную точность и поддержание интереса к этим десятиметровым зверушкам.

И тут же с горьким недоумением рассказывал, что в нашем отечестве наука о динозаврах (как и любая иная наука), кажется, никому не нужна. Финансирование настолько смешное, что уповать приходится только на помощь из-за рубежа. Вместе с Болотским много лет копает бельгийский палеонтолог доктор Паскаль Го де Фруа, содействуя коллегам чем может. А один лишь клей для «допотопных» костей тогда стоил 11 тысяч рублей за килограмм...

В России все, как известно, держится на энтузиастах. Юрий Болотский и его сотрудница Вера Ивановна Чигарских создали и открыли маленькую экспозицию «Музей динозавров» – в обычном жилом доме напротив института на 37 квадратных метрах разместили витрины с находками. От посетителей отбоя нет; едут со всей округи. Музей фактически домашний, Вера Ивановна сама отпирает, сама водит экскурсию – бывает, даже для одного-двух посетителей...

Спустя пять лет, в прошлом сентябре, я снова в Благовещенске. Болотский в тот момент – на выставке «наших зверей» в Японии; Вера Ивановна с гордостью демонстрирует буклет, где портрет шефа – первый среди палеонтологов Азии. Параллельно рассказывает мне о переменах.

Палеонтологическая лаборатория Института геологии и природопользования Амурского научного центра Дальневосточного отделения Российской Академии наук (так теперь называется вся структура), которую возглавляет Юрий Леонидович, получила весной 2005-го нормальное помещение. Работают десяток человек, в том числе одиннадцатиклассник, который уже три года волонтер на раскопках, а теперь – на маленькой ставочке для стимула и поощрения.

«Есть и кабинеты, и лаборатория, и место, где можно препарировать, и даже своя мастерская. Там делаются деревянные модели. Вот такая прелесть – модель олоротитана, утконосого шлемоголового гадрозавра, – как игрушка, впору ее на выставку. Соблюдены все пропорции – какие лапки должны быть, какой хвостик, какой гребешок...»

Музей динозавров получил юридический статус как палеонтологический музей РАН, Вера Ивановна им заведует. Финансирование – по-прежнему только от РАН; созданный амурский областной общественный фонд содействия изучению и сохранению мезозойских динозавров Приамурья «Динозавр», увы, собирает крохи. Клей по-прежнему дорог, да и продается тоннами, а куда им тонна? И не приходит в голову, думаю я, производящей компании подарить ученым немножко – рекламная выгода очевидна же!

А пока клеят ПВА и остатками того, что привез Паскаль. Еще «смешные» проблемы – например с таможней. На обратном пути из Бельгии за наши модели таможня велела заплатить 2000 долларов как за ввозимые изделия из пластмассы. «Приравняли к стульчакам, – шутит Вера Ивановна и спохватывается: – Но есть и хорошие новости».

Олоротитан Ванюша стоит в конференц-зале института – бельгийская копия, конечно. Кости хрупкие, их нельзя нанизать на основание, чтобы предъявить публике скелет ящера в «натуре». Но выглядит очень впечатляюще. Похожий красавец – птенчик поменьше, который живет в соседнем помещении, собранный из собственно благовещенских фрагментов, – амурозавр.

Два года назад здесь побывали сразу восемь академиков из Москвы и Петербурга. Сказали: «Как интересно!», – и в результате были выделены деньги на обустройство кладбища динозавров в Благовещенске. Все надеются, что в обозримом будущем все-таки откроется и музей под открытым небом.

А в сентябре приезжали два видных московских палеонтолога. Один из них, Сергей Савельев, – крупнейший специалист по мозгам позвоночных. Целую неделю фотографировали кости и делали слепки. Фрагменты черепов заливали специальной массой, которая застывала, заполняя все неровности кости. Получалась будто форма, только мягкая. Ее чем-то заполняют – и вот вам вид мозга динозавра. Сразу ясно, где какие отверстия для сосудов, для нервов...

«Один какой-то нерв нашли – и так были рады! – Вера Ивановна рада и сама. – Вот он, вот, говорили, нигде не просматривался, а в этом черепке – вот!.. Это же для ученых счастье в полном смысле слова. Между прочим, они вылепили глаз динозавра. Взгляните. Лежит на столе. Большой? Так ведь мозги наших динозавров очень большие против американских. Амурозавровые мозги – объемом четыреста кубических сантиметров. И чтобы на пальцах показать детям, я составляю два кулака...»

...Через минут сорок мы уже на Благовещенском кладбище динозавров. Памятник федерального значения. Забор, котлован, перила, спуск; домик для работников и охраны. В земле – очевидные фрагментики... Тут зреет очередная сенсация: 12 позвонков лежат друг возле дружки, крестцовая часть какого-то зверя, пока неопознанного.

Не ценные для науки кусочки заранее приготовлены дорогим гостям на память. А у меня дома уже с прошлого раза – два таких, хрупких, беловатых, которым под семьдесят миллионов лет... Взглянешь – и озноб.

Ольга Шервуд, Санкт-Петербургские ведомости

Иллюстрация: Реконструкция гадрозавра Olorotitan arharensis